Написать сообщение

Ваше имя
Ваш e-mail
Ваше сообщение
Живопись Санкт-Петербурга Лучшее
  
Войдите или зарегистрируйтесь.

Войти

Логин
Пароль

Регистрация

Логин
Пароль
Повторите пароль
Ваше имя
Ваш e-mail
Петербург
Графика
Арт Видео
Написать

живопись Санкт-Петербурга
Искусство в сети

нормативные акты

мастерские художников

реклама на сайте

RSS


Подпишитесь на наши новости:


Глебова Татьяна (1900-1985)


Пахомов Алексей (1900-1973)

Рекомендуем


Успенский А.И.
Историческая панорама. 1912 г.
Купить Успенский А.И.  Историческая панорама. 1912 г.


Ленинград новогодний.
Открытки разных лет
Купить Ленинград новогодний. Открытки разных лет


Наводнение
Сентябрь 1924 года
Купить Наводнение Сентябрь 1924 года


Петербургские школяры
Форменная одежда 1830 г.
Купить Петербургские школяры Форменная одежда 1830 г.


Первые автомобили Петербурга
Фотографии XIX-XX в.в.
Купить Первые автомобили Петербурга Фотографии XIX-XX в.в.



Заметки искусствоведа: "Поэт тихой жизни. О выставке работ Н. Басмановой в Библиотеке книжной графики"

Басманова Н. Титул книги Серовой Е. Наши цветыЛучше поздно, чем никогда, - в Петербурге открылась первая персональная выставка Натальи Георгиевны Басмановой (1906-2000), тонкого художника, одного из самых неординарных представителей ленинградской школы графики. В свое время популярный детский иллюстратор, она предстает перед нами проникновенным поэтом незаметной (но ни в коем случае не заурядной) «тихой жизни»: интровертного Детства, не самой, м.б., щедрой, но мудрой Природы (точнее, ее интимных уголков и закоулков, сегментов-микрокосмов: листочек, травинка, былинка или цветок готовы открыть себя целомудренному или любопытному, но никогда прагматичному и равнодушному взгляду), незамутненных далей, пронизанных отвлеченным живописным светом, или неких гадательно «близких» персонажей в уютных интерьерах прошлого века. Жизни тихой, как будто бы простодушно замедленной, а потому отзывчивой и податливой внимательному, несуетному восприятию. Секреты флоры средней полосы России по воле художницы становятся доступны для анахронично глубокого вчувствования и вживания; они вновь и вновь доверяют зрителю сокровенную, неброскую «экзистенцию чуда»...



Басманова Н. На мосту. Бумага, акв. 1930-е г.г.

На мосту. Бумага, акв. 1930-е г.г.

Кроме того, в творчестве Басмановой сегодня угадываются и другие, подспудные слои. Вполне в духе многозначности неоднородности происходивших на протяжении ХХ столетия идейно-политических, социально-экономических и научно-технических метаморфоз, под внешней, официальной «отделкой» регулярной деятельности советского художника-графика залегает менее очевидный смысловой пласт, связанный с самым широким контекстом таких культурных феноменов, как Авторство, художественное Произведение, его — подразумеваемая — уникальность, вкупе с множащимися в обескураживающей прогрессии возможностями его технического воспроизводства, репродуцирования, со всеми двусмысленностями эксплуатации его «образа»; наконец, с дизайном, а с другой стороны — с самой традицией европейской живописи (т. е. Живописи как изобразительного искусства).

Сравнительно небольшая экспозиция состоит из двух разделов (и залов), представляющих, соответственно: 1) книжные иллюстрации и 2) станковые работы и прочие наброски. Сразу оговоримся: в познавательном отношении две составляющие для зрительского восприятия неравноценны: если иллюстрации Н.Басмановой широко известны — детские издания с ее рисунками распространялись в СССР громадными тиражами,— то ее станковую графику: пейзажи, портреты, интерьеры — мы видим впервые. Но это не «открытие». Ведь вполне логично предположить, что художник высокого уровня, каким является Басманова-иллюстратор, должен был регулярно работать и «для себя»,если не концептуально «за идею», то просто ради поддержания профессиональной формы (сиречь «для души»). Мы можем также представить на какой почве художница формировалась, делала первые профессиональные шаги (урожденная Ланг, Басманова была дочерью известного терапевта, академика Г. Ф. Ланга). О подобной художественной среде пишет И. Кабаков в книге «60–70-е…»:

Еще в 20-е годы сохранялась школа этого виртуозного мастерства, но уже графическими материалами, например, у ленинградцев — Купреянов, Бруни-старший, Митурич-отец. Кажется, кто-то зло, но точно назвал этот стиль: «домашнее рисование». 

Басманова Н. Девушка в вязаной шапке

Девушка в вязаной шапке. Бумага, тушь, кисть. 1928 г.

Культ этого домашнего рисования получил развитие еще в середине XIX века, восходит к альбомным зарисовкам как ритуалу художественной жизни и полностью отсутствует сейчас, поскольку исчезло понятие «салона». Расцвет жанра приходится на конец века, и мы видим на пожелтелых фотографиях комнату, где в центре, например, сидит за роялем приглашенный пианист, рядом — дочь хозяина, полукругом — гости, а по краям бородатые спокойные люди — это художники, которые не отрывают карандашей от бумаги. Они рисуют, рисуют окружающих, рисуют друг друга… /…/

Рисовать непрерывно, в любых обстоятельствах, не выпуская ни на мгновение карандаша из рук? — это и означало быть художником. Отсюда и набросок, этюд выступал как завершенный жанр определенной художественной культуры. В России этот жанр был представлен полно и хорошо. 

Показанные во втором выставочном зале экспонаты — ожидаемый от художника того поколения и круга продукт. Ранние, аналитического характера, наброски и штудии (иногда миниатюрных размеров; первые по хронологии датируются двадцатыми, как раз, годами), нарисованные простым карандашом и тушью (кистью или пером): уверенно схваченные «фигуры», лица, типажи. Подробнее разработаны портреты военного времени, исполненные цветными карандашами. Представлены и свободно выполненные в том же материале (и тех же лет) изысканно-грубоватые —одновременно композиционно «продуманные» и довольно ловко «сделанные» — пейзажи. Взвешенное пластическое видение,узнаваемый почерк отличают в целом пейзажную лирическую концепцию Басмановой, ярко воплощенную также в акварелях и гуашах. В основе композиционного мышления художницы лежат рационально организованная, спокойно-уравновешенная (пост)авангардная пространственная структура и четкость колористических отношений.

Упомянутые сильные качества в полной мере относятся и к иллюстрациям мастера. Экспозиция позволяет составить более-менее полное представление о пути Басмановой-иллюстратора: от ранних работ — представленных на выставке черно-белых иллюстраций из учебников для народов Севера (1930-е гг.) — до поздней «Дюймовочки», увенчавшей карьеру уже признанного книжного графика. Кроме многочисленных оригиналов обложек, иллюстраций, заставок, а также эскизов к нимв «книжном» зале выставлено немало типографских оттисков — издательских артефактов, исподволь соперничающих в «аутентичности» с авторской ручной работой.

Басманова Н. иллюстрация к Дюймовочке

Г.-Х.Андерсен. Дюймовочка Л., Художник РСФСР 1975 г.

Пожалуй, основные качества, характеризующие как иллюстраторскую работу, так и станковую графику Н. Басмановой, — это камерность, подкупающая искренность и приватный лиризм. Сила которых парадоксально возросла, приобретя совершенно новое качество, именно в «книжной» работе, непосредственно связанной с массовым производством. Возросла тем сильнее, что утонченный лиризм, например, вовсе не предусматривался как нечто желательное (скорее как рудимент, малое и неизбежное «зло»), ни общими, довольно тяжелыми условиями советской жизни, ни политической идеологией тоталитарного общества, стремящегося «переварить» пережитки старого мира. Да и вообще, в принципе он был и остается чужд, маргинален самому духу (непозволительный оксюморон) «века машин», любой технократии, обществу массовых культуры, производства и, наконец, потребления. Маленькая «принцесса»,девочка из приличной семьи, занимающаяся на фортепьяно, умеющая танцевать и немного петь, делающая книксен и, м. б., изучающая французский — дюймовочке-буржуазкев России второй половины ХХ века не оставалось ничего лучшего, как отдаться нежной полудреме сказки Г. Х. Андерсена,этой спасительной грезе, вычурному и несколько экзальтированному инфантильному фантазму.

Басманов Н. Лужайка

Серова Е. Лужайка. Л., Художник РСФСР 1963 г. Обложка

Лиризм, возгонка которого осуществилась в результате чуткого, «любомудрого» рассмотрения интимных сфер и фрагментов природного мира (на несколько ступеней «ниже» человеческого)представляется нам непреднамеренной, но ироничной и грациозной метафорой меланхоличной жизни «последнего человека», скажем, эпохи Серебряного века… если не за сурдиненным наигрышем в протяжной «лебединой песне» всей русской гуманистической культуры. (Большинство поздних книжных работ Н. Басмановой, например «Лужайка» ,«Весенние фонарики» , та же «Дюймовочка» , вызывают смутные ассоциации, с биологическими (энтомологическими и т. д.) атласами. В нас отзывается отдаленное культурное «эхо»: возникает смутный фантом некоего Гербария, который до недавнего времени — хотя бы один — имел место в истории каждого благополучного детства.) 

Этот лирический метафоризм Басманова вынесла за скобки как сухой остаток усвоенной (от учителей в 20-е гг. или в ходе совместной жизни с мужем, довольно «продвинутым» художником П. И. Басмановым; также благодаря общению с В. В. Стерлиговым: см. творческую биографию художницы) нонконформистской постсупрематической доктрины и нашла ему применение, пусть и противоречивое, в жестких, неудобных рамках книжной индустрии, только недавно освоившей цветную офсетную широкоформатную печать. Сегодня же посетитель выставки с умилением разглядывает эти неуклюжие, а потому еще более милые и трогательные оттиски, благоговейно сравнивая качество расплющенного печатью цвета с тончайшими акварельными нюансировками «природных отзвуков» оригинала… Абсурдно — как многое в этой жизни.

Басманова Н. Иллюстрации братьев Гримм

Братья Гримм. Избранные сказки Л., Учпедгиз 1938 г.

Стоит остановиться еще на одном аспекте работы «книжного дизайнера», как назвали бы художника-иллюстратора некоторые наши современники. «Слово сюда не вяжется!»—оборвали бы их на полуслове другие. И были бы по-своему правы: уж слишком далекими от обычных качеств и параметров «среднего» дизайн-продукта выглядят обманчиво-наивные рисунки в книжках, так органично, по-простому заплывающих в ладонь заинтересовавшегося ими читателя-зрителя. Вдумаемся в возможные причины строго тематического самоограничениями композиционной «приближенности горизонта» (в плане макровидения, «приближающей» художественной оптики)зрелых иллюстративных циклов художницы, в причины повторяемости этих хрупких образов, замкнутых экосистемой ареала обитания крота, бабочки или муравья.

Где же лежат основания доходчивости изобразительного языка,неувядающей свежести и мягкой убедительности ненавязчивого эффекта, вызываемого внешне совсем непритязательными«книжонками» в 16 страниц толщиной?

Мы знаем, что в СССР с определенного времени господствовал (пост)конструктивистский подход к книжному оформлению, который подразумевал в своем теоретическом фундаменте утилитарную функциональность — на всех уровнях: идеологическом, дидактическом, эстетическом, материальном— и, одновременно, укорененность книги-кодекса  в «современном мире техники». Вопреки этому подходу Басманова строит свою стратегию, используя более глубокий и «человечный» ресурс(казалось бы) нереальной в ХХ веке«догутенберговской» биоэнергетики, отсылающей к рукописной книге, к рисунку как таковому.

Такие книги предназначены не для «информативной рецепции». Они ориентированы вовне, «к-Миру» и до сих пор «живут» в метафизическом смысле. Лишь с большим трудом они укладываются в навязчивые парадигмы уплощено понимаемого дизайна: технологическая форма / эстетическая ценность; функция / образ и т. п. Избегая жесткого ограничения любым однозначно профилированным психологическим «фреймом», типографские воспроизведения акварельных рисунков на их страницах свободно «дышат», будучи беззаветно преданы потокам нашего «телесно-духовного» восприятия. Они открываются миру как цветок, не замыкаясь материальной формой. Подкрашенные прозрачной краской листы отдают нам — спустя столько лет чудом преодолевая, просвечивая фильтр  технического воспроизведения — когда-то накопленное богатым опытом зорких наблюдений автора внутреннее «биотепло».

Басманова Н. Три фигуры. Бумага, тушь, кисть  1928 г.

Три фигуры. Бумага, тушь, кисть  1928 г.

Работы Н. Басмановой выглядят нетривиальными. При внимательном их изучении мы не найдем уверенной маэстрии виртуоза-рисовальщика или графических следов крепкой хватки правдолюбивого истца, через тернии продирающегося к «объективной реальности»; в акварелях мы не увидим гармоничных свидетельств точной работы глаза прирожденного колориста, обладателя счастливого живописного дара; в целом, как наброски, так и более законченные станковые этюды не отличает «особое» композиторское чутье. При взгляде на иные листы Басмановой может даже мелькнуть мысль об избыточности профессиональной выучки в рамках ее иллюстраторского подхода... Но несомненно: перед нами (в хорошем смысле) рафинированное камерное искусство, рассчитанное на вдумчивого зрителя, искусство, сама возможность появления которого обусловлена, конечно, стечением определенного рода обстоятельств, но и редкой цельностью и органичностью художественного видения. Смена философской оптики поможет нам по-новому взвесить то, что же мы видим, оценить специфичность явления. Обращение к новым (для нашего менталитета: среди «новых» могут оказаться и хорошо забытые старые — или вообще «не европейские» — традиции) идиомам здесь может послужить верной опорой. Он /художник — Ф. К./ пишет не визуальные объекты, а векторы жизненной энергии. Изображая элементы, составляющие пейзаж, он выражает внутренний отзвук веяния-энергии, что пронизывает их и в каждом из них обретает индивидуацию. И этот отзвук, идущий от напряжения вещей и свободный от сходства, источает из себя /…/ измерение духа. 

Ф. Кондратенко

С-Пб, 2014 г.

Библиография:

1. Кабаков И. 60-70-е… Записки о неофициальной жизни в Москве. — М.: Новое литературное обозрение,  2008. С. 198.

2. Серова Е.Лужайка. — Л.: Художник РСФСР, 1963.

3. Чепуров А.Весенние фонарики. — Л.: Детская литература, 1966.

4.  Андерсен Г. Х. Дюймовочка. — Л. : Художник РСФСР, 1975.

5.  Жюльен Ф. Великий образ не имеет формы, или Через живопись — к не-объекту. — М.: Ад Маргинем  Пресс, 2014. С. 272.

 

 

 

В начало страницы 


 

 Источники

 

Art-SPb.Info
16 Февраля 2015, 03:03
Раздел: Заметки искусствоведа


Добавить комментарий

Добавить комментарий

Ваше имя:


Контактный e-mail (не будет виден остальным):


Текст комментария:


Ответьте, пожалуйста, на вопрос (ответ на русском языке):
2x2




Новости культуры, живопись, графика, альбомы художников | сайт Art-Spb.info: Изобразительное искусство Санкт-Петербурга

нотный магазин джаз Музеи России - Профессионалу музейщику - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
    На главную